Процессы

Общество потребления: бессмысленное и беспощадное
Общество потребления: бессмысленное и беспощадное

Общество потребления: бессмысленное и беспощадное

Порой мне кажется, что вся наша система взаимоотношений между производителем товара и потребителем — это что-то из разряда «палаты номер 6″… Ведь если посмотреть на это в здравом уме и твердой памяти, никакого смысла в этом нет. Мы покупаем ненужные вещи ради бессмысленных вещей, общаемся всоцсетях, описывая свои впечатления, основанные на бессмысленных вещах, чтобы производитель бессмысленных вещей произвел еще больше своей бесполезной продукции.. А настоящие ценности, — имеется ввиду именно материальные, проходят как-то мимо нас. Мы не ценим их…

Moments как философия бессмысленности производства

Как-то вечером, когда на бизнес-парк в Хейзе уже спустились сумерки и стали ярче огоньки воздушного транспорта (в основном это были реактивные самолеты с широким фюзеляжем, которые возвращались в Хитроу из Азии), я проходил мимо углового отсека, где одна из служащих составляла отчет об эффективности бренда Moments.  

Бренд Moments

Эту линейку запустили в производство больше года тому назад. Рене была задумчива и сосредоточенна; я сразу не понял почему, но что-то в ее фигуре заставило меня вспомнить картину Эдварда Хоппера, виденную мной за несколько лет до этого в Музее современного искусства на Манхэттене. 

Ассоциации

На полотне «Нью-йоркское кино» (1939) изображена билетерша, стоящая у лестницы в довоенном театре с пышной внутренней отделкой. Зрители погружены в полутьму, а она облита ярким желтым светом. Как часто бывает у Хоппера, по облику героини понятно, что мысли унесли ее куда-то далеко. Она молода и красива, блондинка с тщательно завитыми волосами, и в ней чувствуются трогательная хрупкость и тревога, вызывающие смутное желание обнять и утешить.  

Картина «Нью-йоркское кино» (1939)

Несмотря на свою незавидную должность, именно она является на этой картине воплощением разума и силы духа — это своего рода Золушка кинотеатра. Хоппер словно бы обвиняет само ее окружение, намекая на то, что технические новшества, предназначенные для нашего общего развлечения, парадоксальным образом разучили нас заботиться о других. 

Картина действует на нас благодаря сочетанию двух идей: во-первых, что женщина интереснее фильма, и во-вторых, что ее игнорируют из-за фильма. Спеша занять свои места, зрители не сумели увидеть, что среди них находится героиня, более привлекательная и заслуживающая сочувствия, чем любая из созданных Голливудом полубогинь. Только спокойный и наблюдательный художник оказался способен заметить то, от чего фильм отвлек всех остальных. 

United Biscuits

Примерно такую же сцену мне довелось наблюдать в головном офисе компании United Biscuits, поскольку и здесь бросался в глаза контраст между предполагаемым центром внимания — то есть печеньем — и пренебрежением к людям вроде Рене, в чьи обязанности входит труд во славу этого печенья.  

Конференц-зал United Biscuits

И в мою голову закралась мысль: уж не является ли продукция знаменитой фирмы частью той самой проблемы, которую она якобы должна разрешить, не усугубляют ли производство и маркетинг печенья как раз то самое отчуждение и нервное напряжение, которое они якобы должны снять? 

Общество потребление: преступная трата человеческого труда

Я вслух выразил свое недоумение по поводу того, что самые огромные доходы в нашем обществе приносит, как правило, продажа наиболее бессмысленных вещей, а блестящие открытия, сделанные в ходе промышленной революции, служат в первую очередь производству самых ходовых товаров, используемых в быту, — шампуня и презервативов, кухонных рукавиц и нижнего белья.  

Я спросил у Рене, почему наши роботы и двигатели демонстрируют свои многочисленные преимущества главным образом в основании пирамиды наших потребностей, почему мы стали безусловными экспертами по части выбора кондитерских изделий, ассортимент которых стремительно растет, но при этом продолжаем искать надежные средства для достижения душевного равновесия и гармонии в семейной жизни. У Рене не нашлось ответов на мои вопросы. По ее лицу скользнул испуг, она вежливо извинилась и вернулась к работе. 

С рождения человек фактически отдается в рабство потребителям

Позже, застряв в автомобильной пробке по пути из Хейза, в окружении складов уцененной мебели и цистерн с химикатами, я не выдержал и призвал небеса обрушить на храм печенья библейскую кару, дабы его управители научились наконец трепетать перед истинными богами.

Я вспомнил отрывок из «Кроны дикой оливы» Джона Рескина, написанной в 1866 году, за восемьдесят один год до изобретения Jaffa Cakes: «Из всех пустых трат на свете самая преступная — это трата человеческого труда.